Перейти к содержанию

Архивы за месяц Август, 2016

Наказ

Из Ванских тюрем услыхав стенанье, Увидев, что кого-то грабят рядом И красоту ведут на поруганье, — Скажите только: «Всё идёт как надо». Пускай весь год крестьянин надрывался, Вгоняют в гроб его нужда и голод. Узнав, что он с родной землёй расстался, Скажите просто, что зимой был холод. Когда в огне живьём сгорают дети, Когда земля …

Сестра моя, иди своей дорогой

Сестра моя, иди своей дорогой, И пусть она окажется светла. Не улыбайся! Рук моих не трогай! Нет, я не друг тебе, моя сестра. Отвергнув путь, спокон веков известный, Тоской неодолимою дыша, Взмывая в небо, опускаясь в бездны

Весенние воспоминания

Я вспомнил, как в былые дни, Весной, вступая в жизнь, мой друг, Под старым деревом, в тени, Беспечно пировал наш круг. Прошли года, и я весной Родные посетил края, И гул пирушки озорной, Казалось, вновь услышал я;

Моя песня

Владения мои бескрайны, Богат, о, как богат я, джан! Любви и песнопений тайна — Вот щедрый дар, что свыше дан. Неисчерпаемые недра Я не скрываю, не таю, — Я отдаю легко и щедро И песни, и любовь мою. Нет, я страшиться не умею

О, не умерить нежным взглядом

О, не умерить нежным взглядом Моей тоски, моей слезы, Уже, наполненные ядом, Мои сосчитаны часы. Но видишь — я уже спокоен. Бесценных слёз и ты не лей. Окрестный мир их не достоин, Они дороже жизни всей. О, как свой плен я ненавижу. Распутных дней круговорот Отбрасывая, горько вижу, Как тяжек их смертельный гнёт. Однако знаешь …

Из псалмов скорби

1 Когда, господь, ты нас от муки смертной Избавишь?.. О резне проклятой весть Прошла с толпой изгнанников несметной Из края в край и ширится поднесь. Прославят ли твоё господне имя Сироты, что в кровавой стонут мгле?

В Кошакаре

В Кошакаре я бегал моей весной, Как олень быстроног, быстроглаз, Ануш. На горе изумрудной сон неземной Снился мне тогда каждый раз, Ануш. Изумрудную гору покрыла мгла, Я молитвою душу спалил дотла, Но до бога мольба моя не дошла,

Зов

Если есть ты бог, Если ты всеблаг, И не твой закон — Слёзы, скорбь и мрак, И в сердца людей Брошен не тобой Смертоносный яд Зависти тупой, И когда не ты, Боже, захотел, Чтоб исполнен мук Был земной удел, — Ненависти клич Заглуши в крови, Если ты, господь, Вправду бог любви! Где же ты, господь? …

Как дитя

Доверчивый, наивный, в мир вступил Я, как дитя, — и мой душевный жар, И силу рук, и сердца чистый пыл Принёс я равнодушным людям в дар. Но, как ребёнка малого, меня Высмеивали, холодно глумясь. Вкруг пальца обводили и, дразня,